Блокнот

Гнёт, любовь и понимание

Учебная стажировка в Польшу, как способ прочувствовать страну изнутри
Ольга Лященко
студентка Liberal Arts, PR & Advertising
С 8 по 15 июня 2016 года студенты Института общественных наук проходили стажировку в университете Яна Кохановского в Польше. Темой стажировки стала «Система государственного управления и пиара в стране с реально действующей многопартийностью». Студенты изучали политическое устройство и культуру Польши.
Введение
С 8 по 15 июня 2016 года студенты Института общественных наук проходили стажировку в университете Яна Кохановского в Польше. Темой стажировки стала «Система государственного управления и пиара в стране с реально действующей многопартийностью». Студенты изучали политическое устройство и культуру Польши.
Часть I
«Да они русских вообще не очень любят, вечно живут под гнётом кого-то, сами вообще ничего не могут», —­­­­­ сказал один из студентов, когда шумная компания из 12 человек получала багаж в аэропорту Фредерика Шопена. Им ещё предстояло открыть для себя страну, которая в сознании многих была просто страной где-то между Россией и ЕС.
И вот эта разношерстная орава выкатывается из аэропорта, покупает билеты на автобус и отправляется в центр Варшавы, чтобы четыре часа смотреть город под палящим солнцем. «А что там смотреть-то? Там всё немцы во время войны разрушили, а наши потом отстраивали». И действительно, выходишь с вокзала и видишь настоящий Дворец советов.
После аэропорта. Варшава. Первый день
Лица скульптур напоминают те, что в Москве стоят на страже коммунизма, а тут, в Варшаве, они изображают греческих богов. В здании этом находится Дворец культуры и Науки. «Чистый совок!» — восклицает кто-то, и группа движется дальше в направлении к старому городу. По пути встречается ряд «хрущевок» — типичных советских жилых зданий, и все тот же голос восклицает: «Ну вот, я же говорил, что они ничего сами не могут!» Кто-то закатывает глаза, кто-то улыбается, а кто-то вздыхает, произнося что-то вроде «стереотипы».
Алексей Владимирович Глазков бежит впереди, параллельно что-то рассказывая, кто-то за ним успевает, а кто-то медленно, но верно отстает. В частности, отстает его супруга, преподаватель и один из организаторов стажировки Елена Анатольевна: она непрерывно фотографирует. За четыре часа все успевают пообедать, обежать основные достопримечательности, забежать в костел, где хранится сердце Шопена, а также совершить «увлекательнейшую» поездку на метро, чтобы добраться до автобусной станции.
Варшава. Первый день
«Я больше не могу! Я что? Ломовая лошадь?!» — жалуется кто-то из группы, и ему тут же откликается сочувствующий: «Ненавижу брусчатку, у меня ощущение, что я себе уже ноги накачала». Но впереди три часа поездки на комфортабельном двухэтажном автобусе в Кельце — столицу Свентокшиского воеводства. Взмокшие, усталые студенты поудобнее устроились в креслах и дружно засопели, обдуваемые нежным ветерком кондиционера.
Приехав в Кельце, и забыв между делом профессора Глазкова на стоянке такси (совершенно случайно гуманитарии не смогли разделить 12 человек на три машины), заселившись и поужинав, студенты отправляются бродить по вечернему Кельце. Пустынный город, уютные улочки и темные аллеи завершают этот длинный день. Профессор Глазков много рассказывает о польской культуре и, в частности, обращается к семантике слова «русский» в польском языке:
«Вы знаете, есть интересная деталь. Если в разговоре вы слышите о себе слово «русский», оно имеет негативный оттенок. «Русский» — это шумный, бесцеремонный и некультурный человек. Лучше говорить «россиянин».
Так вновь возникает вопрос: как же все-таки польские граждане относятся к русским?
Часть II
На следующее утро группа отправляется в Университет Яна Кохановского. На первой лекции профессор Яскерня на английском языке рассказывает о становлении многопартийной системы и демократии в европейских государствах
Лекция в университете Яна Кохановского. Кельце. Второй день
Лекция завершается вопросами из зала. Все тот же незадачливый студент спрашивает:
«Я вообще слышал, что поляки русских не очень любят. Что Вы думаете об этом вопросе?»
Профессор, странно склонив голову на бок, отвечает:
«Хм. Я бы сказал так… Очень много в менталитете поляков связано с историей страны. Многие годы Польша находилась под давлением извне, неудивительно, что она негативно относится к агрессорам».
Профессор дает краткую справку из истории завоеваний и разделов Польши. Дальше разговор заходит о ситуации на Украине, и о том, как, в целом, жители Польши относятся к случившемуся.
В целом происходящее выглядит довольно странно и напоминает игру в шарады.
Основной работой в рамкаx стажировки стал анализ деятельности одной из ныне действующих в Польше политических партий. Поэтому впереди студентов ждет еще одно испытание. Они становятся зрителями на политических дебатах. Заходим в полную аудиторию, к вам подсаживают студента филологического факультета, изучающего русский язык. В целом происходящее выглядит довольно странно и напоминает игру в шарады. Одна из девушек садится на последний ряд и утыкается в телефон: спустя полдня именно здесь ей удалось подключиться к интернету. Рядом садятся польские студенты, и она остается без переводчика. Это замечает профессор Глазков, и в срочном порядке отправляет к ней профессора русской словесности из Кельце Олега Лещака. «Повезло», — думаю я, и оборачиваюсь к своей студентке-переводчице.
Основной работой в рамкаx стажировки стал анализ деятельности одной из ныне действующих в Польше политических партий. Поэтому впереди студентов ждет еще одно испытание. Они становятся зрителями на политических дебатах. Заходим в полную аудиторию, к вам подсаживают студента филологического факультета, изучающего русский язык. В целом происходящее выглядит довольно странно и напоминает игру в шарады. Одна из девушек садится на последний ряд и утыкается в телефон: спустя полдня именно здесь ей удалось подключиться к интернету. Рядом садятся польские студенты, и она остается без переводчика. Это замечает профессор Глазков, и в срочном порядке отправляет к ней профессора русской словесности из Кельце Олега Лещака. «Повезло», — думаю я, и оборачиваюсь к своей студентке-переводчице.
— «Просто я впервые так работаю, очень сложно переводить одновременно… Еще эти термины, мы их не изучаем прям сильно», — говорит Анна, студентка, третий год изучающая русский язык.

Дебаты длятся два с половиной часа. За это время аудитория становится душной, кто-то просто вырубается, а кто-то, как мы, пытается распробовать «политику в Польше».
Политические дебаты. Кельце. Второй день
— «Странный факт, мне кажется, что они только и занимаются тем, что стрелки друг на друга переводят и выясняют, кто виноват, а реально… Реально ничего вообще не делают. Классная профессия, наверное… Вот в России сразу понятно, кто виноват и почему, зато хоть кто-то что-то делает», — недовольно замечает одна из студенток, выходя из аудитории.
После дебатов студенты совместно с одним из руководителей «Радио Кельце» производят разбор полетов, а также системы политического пиара в Польше. По сути, студентам по полочкам раскладывают увиденное на дебатах и стремятся убрать любое непонимание, вызванное языковым барьером. Польские студенты-филологи сидят расслабленные и довольные. «Как хорошо, что не надо переводить», — радуется один из них.
Вечером часть студентов отправляется на матч Англия — Россия на Рынок (главную площадь). Там установили огромный экран специально для просмотра ЕВРО-2016. Вечером футбольные фанаты собираются для того, чтобы поболеть за любимую команду или просто посмотреть на красивый футбол. В соседниx барах вечером невозможно найти свободного столика. Везде снуют официанты, площадь гудит, но заканчивается последний матч — и она быстро пустеет, ведь завтра новый день. «Поляки привыкли рано ложиться и рано вставать», — говорит Елена Анатольевна, объясняя отсутствие людей на улицаx во время первой прогулки группы по Кельце.
Часть III
На следующее утро группа собирается, чтобы вновь послушать лекцию. На этот раз ее прочитает декан факультета права и администрации — профессор Салетра. Темой его лекции стало развитие многопартийности на основе исторического бэкграунда на примере Польши и России. Он читает лекцию на польском языке, профессор Олег Лещак переводит её для русских студентов. Первая часть лекции посвящена историческому развитию Польши, вторая — развитию польско-русских отношений.
Лекция декана факультета права и администрации. Кельце. Третий день
В субботу, на третий день стажировки, студенты отправляются в Загнаньск — гмину (наименьшее административное образование в Польше. Там студенты общаются с вуйтом (мэром) — Скорупским — и слушают рассказ об административном делении Польши, а также об особенностях управления на уровне гмины. После этого вуйт самолично проводит экскурсию по гмине, и студенты посещают парк миниатюр, в котором собраны основные постройки Свентокшиского воеводства, а также становятся первыми посетителями океанариума, который открывается через неделю.
С вуйтом в океанариуме. Загнаньск. Третий день
— Ничего. Просто это океанариум. В деревне. В одном из самых бедных районов Польши. У меня все! — говорит студентка, загружая фотографию в Инстаграм.

— Да, в России такое невозможно, у нас скорее разворуют, чем сделают что-то подобное! — вторит ей один из студентов.

Кто-то вновь вздыхает: «Cтереотипы» — и группа отправляется на «Радио Кельце».

— Кстати, братцы, кто-нибудь заметил, на какой машине ездит вуйт? – спрашивает профессор Глазков.

—Кажется, это Форд..?

— Да, вуйт ездит на далеко не новой машине. На что сам заработал, на то и заработал.
На «Радио Кельце» у студентов есть возможность вновь пообщаться с одним из руководителей радио и обсудить действие свободы слова в рамках Польского государства. Но не это производит на ниx наибольшее впечатление. Когда группа прибывает на радио, в прямом эфире вещает один из диджеев. И как-то сама собой возникает идея дать возможность русским студентам появиться в эфире «Радио Кельце» и рассказать о том, какую музыку любит слушать российская молодежь.
«Радио Кельце». Кельце. Третий день
Выбирают двуx студенток по принципу «ну ты же любишь говорить, и не испугаешься» и отправляют их в рубку. Колени подкашиваются, в голове катается перекати-поле и лишь вопрос «Что я должна сказать?» стучит в висках. И вот они сидят перед микрофоном в прямом эфире. Им задают какие-то вопросы, они что-то отвечают, диджей пытается приободрить их скромной улыбкой. Что интересно, вопросы задаются на польском, а отвечают девушки на русском.
На «Радио Кельце»
— Наверное, если бы поляки негативно относились к россиянам, этого бы не произошло, — рассуждают остальные.

— Ох, не знаю, может просто радио слишком маленькое… — возражает кто-то.
Но вот интервью подошло к концу, студентки выкатываются из студии.

— Запас адреналина на неделю вперед, – констатирует одна из них, а дрожь в руках очевидно говорит о большом волнении.
В воскресенье группа отправляется в Краков. Красивейший город, сохранивший свой неповторимый антураж с XV-XVI веков. Студенты посещают соборы, заходят в знаменитое кабаре «Пивница под баранАми», где отметились многие знаменитости со всего мира, пробуют осципки (национальный овечий сыр) и пытаются ощутить атмосферу этого небольшого города.
Летом центр Кракова очень похож на центр Москвы, в районе улицы Кузнецкий Мост. Всюду ходят группы туристов, уличные музыканты собирают вокруг себя толпы с камерами, а местные жители спокойно сидят в сторонке за магазинными лавками и наблюдают за происходящим.

Только за один день, мы встретили джаз-бенд «3Kings», ударника в маске оленя и акапеллу на балконе.
Ударник в Кракове
Джаз-бенд «3Kings» на главной площади Кракова
А капелла на балконе в Кракове
Башня ратуши. Краков. Четвёртый день
На площади. Краков. Четвёртый день
В пути. Краков. Четвёртый день
Часть IV
Понедельник. После экскурсии в библиотеку группа принимается за подготовку задания, а затем отправляется на экскурсию в полуразрушенный замок Шиштопор, практически идеально сохранившийся с XIII века. Там профессор Олег Лещак проводит семинар на открытом воздухе, посвященный формированию политических систем на основе культурно-цивилизационного фактора. Это и расставляет последние точки над i в вопросе взаимопонимания польской и российской культуры. Он проводит параллель между исторически обусловленными формами организации политического опыта.
У замка Шиштопор. Краков. Шестой день
— То есть получается, мы просто воспринимаем политику по-разному? — говорит кто-то из студентов.
Сразу вспоминаются слова одного поляка, с которым нам посчастливилось пообщаться во время футбольного матча.

— На самом деле мы любим россиян, просто политику вашу не понимаем.
В последний день у группы проходит занятие на тему «Многопартийность в развитых политических системах на примере стран Бенилюкса». Медленно, но верно стажировка подходит к концу, кто-то переживает насчет предстоящей презентации проектов, кто-то внимательно слушает рассказ о том, как управляются страны, находящиеся на периферии нескольких культур, а кто-то витает в облаках, мыслями уносясь в Москву.
Лекция. Кельце. Седьмой день
Вечером студенты представляют свои проекты — анализ деятельности пяти основных партий Польши.
— Мы не ожидали, что Вы сможете за такой короткий срок разобраться и погрузиться в особенности политики в Польше, — говорит Глазков, оценивая проделанную работу.
Вручение сертификатов. Кельце. Седьмой день
На встрече присутствует ректор Университета Яна Кохановского — Яцек Семаняк — он легко общается со студентами, пытаясь узнать, понравилось ли им в Польше.

— Он так по-русски здорово говорит, удивительно, у него ведь практики совсем нет, — говорит одна из студенток, уже не в первый раз приезжающая в Кельце.
— Вот ты можешь себе представить, чтобы наш ректор пришел и сказал: «Ну что, как ваши успехи?» — с восторгом говорит кто-то. Ребята получают сертификаты, и вечер завершается грилем на свежем воздухе с песнями под гитару в исполнении Олега Лещака и Томака, сына Ришарда Стефаньского.

— Даже не хочется уезжать, времени мало было, — с грустью говорит одна из студенток, cобирая чемодан на следующий день. Впереди длинная дорога в Москву из гостеприимного Кельце.
В аэропорту, когда все контроли остаются позади, кто-то выкрикивает «Обнимашка!», вся группа дружно обнимает семью Глазковых, выражая свою благодарность за заботу во время стажировки и прощаясь со своей маленькой, но дружной семьей. Потом студенты расхватывают свои чемоданы и бегут в объятия уже к своим родным. Польша позади.

Made on
Tilda